Энергетика. ТЭС и АЭС

Всё о тепловой и атомной энергетике

Валерий Ларионов об алтайской энергетике: «ТЭЦ должны принадлежать муниципалитетам»

О том, как Алтайскому краю преодолеть проблему энергодефицитности и как отразится на энергетике региона строительство «Алтайской конденсационной станции» (АКЭС), рассказал заслуженный энергетик России, генеральный директор ООО «АКЭС» Валерий Ларионов.

Об энергодефиците.

— Валерий Николаевич, почему исторически так сложилось, что Алтайский край вынужден закупать электроэнергию?

— Теплоэлектростанции Барнаула и Бийска строились прежде всего для обеспечения городов теплом и только попутно — для уменьшения себестоимости гигакалорий — они вырабатывают электроэнергию. То есть генерация электроэнергии не входит в первоочередную задачу ТЭЦ.

Кроме того, проект строительства Катунской ГЭС, который мог бы уже давно снять остроту вопроса энергодефицита и обеспечил бы Алтайский край дешевой электроэнергией — так и остался нереализованным и на сегодняшний день забыт.

Когда не вводится генерация, не строятся новые линии электропередач, растет нагрузка на имеющиеся электросети, и энергодефицит в регионе становится все более ощутимым.

— Да, времена прошли, а в генерации региона ничего не изменилось. Все планы по развитию энергетики Алтайского края так и остались планами. Даже хуже. Когда продавали энергетику или, если грубо сказать «распродавали по-дешевке», одним из условий «договора купли-продажи» было строительство собственниками новых генерирующих мощностей. Так, «Сибирская угольная энергетическая компания» — СУЭК, которая владеет барнаульскими ТЭЦ-1, ТЭЦ-2, ТЭЦ-3 («СУЭК» владеет частью акций ОАО «Кузбассэнерго» — прим. ред.), должна была тоже ввести новые мощности. А что происходит на самом деле? ТЭЦ-1 в этом году закрыли. А замену старых котлов и турбин на теплоэлектроцентралях я считаю не увеличением мощности, а скорее сохранением старой. Одним из выходов из сложившейся ситуации было бы строительство в регионе новых электростанций: мини-ГЭС, мини- ТЭЦ, ветряных электростанций и нашей конденсационной электростанции.

В Барнауле уже есть одна газотурбинная электростанция и не так давно было начато строительство малой ГЭС в Солонешенском районе.

— Да, я знаю об этих проектах. Строительство малых ГЭС в регионе — это очень хорошее начинание. А вот владельцы газотурбинной электростанции с самого начала упустили один момент: не решили проблему выдачи тепла. Если газотурбинная электростанция работает только на выработке электроэнергии, продукт ее производства очень дорого стоит. И когда такую дорогую электроэнергию выставляют на оптовый рынок, это приводит к росту тарифов. Хорошо, что в нашей газотурбинной электростанции всего четыре блока по девять мегаватт, они не сильно влияют на тариф, но будет больше блоков — значит, влияние на стоимость электроэнергии будет больше.

Алтайская конденсационная электростанция, согласно проекту, должна избавить край от дефицита электроэнергии.

— Да, когда АКЭС выйдет на полную мощность, она будет вырабатывать порядка 4,5 млрд киловатт-часов в год. И если у нас не произойдет резкого роста нагрузок, то Алтайский край станет самодостаточным, то есть он будет полностью вырабатывать ту электроэнергию, которую потребляет.

Как отразится запуск АКЭС на тарифе на электроэнергию для конечного потребителя?

— Если бы не было оптового рынка, то есть мы бы продавали электроэнергию напрямую конечным потребителям, а ее стоимость зависела бы от собственных источников региона, то, безусловно, тариф бы снизился. Но, к сожалению, по настоящим правилам рынка мы продаваем электроэнергию не потребителям, а на оптовый рынок («Администратору торговой системы»).

Согласно расчетам специалистов по предварительным данным, сколько сможет проработать АКЭС?

— В 2010 году геологи ОАО «Горно-Алтайской экспедиции» подготовили лицензию для реализации 180 миллионов тонн угля на Мунайском месторождении. Наше предприятие купило эту лицензию. Объемы угля, указанные в документе, свидетельствуют о том, что электростанция сможет работать до 80 лет. А по правилам, станцию можно строить, если запасов топлива на разрезе хватит на 50 лет. Разведывательные работы на месторождении продолжаются до сих пор, на данный момент прогнозные ресурсы составляют около 400 миллионов тонн.

Какие планы работы на ближайшее время?

— Мы уже проделали очень большую работу. И в данный момент активно ищем соинвесторов. Возможно, инвестором станет компания Harbin Electric International Company Limited из Китайской Народной Республики. Они готовы заключить контракт IPC, т.е. строительство электростанции «под ключ». Возможно, энергетический котел для АКЭС мы произведем на барнаульском заводе «Сибэнергомаш». Специалисты завода в настоящее время рассматривают этот проект. Если все получится именно так, то мы серьезно сэкономим на доставке оборудования и на таможенных сборах.

О реформе

Более десяти лет назад стартовала реформа в электроэнергетике. И уже сейчас можно подводить итоги. Скажите, как реформа отразилась на Алтайском крае?

— Реформа электроэнергетики по всей России прошла интересно. В частности, в регионе после нововведений выросло количество чиновников. Когда я работал в «Барнаулэнерго», у нас было небольшое, но централизованное управление энергетикой всего Алтайского края. А сейчас, если какой-то вопрос начинаешь решать, нужно пройти много организаций — МРСК Сибири, ФСК Сибири, «Барнаульскую сетевую компанию», «Алтайкрайэнерго», «Кузбассэнерго», «Алтайэнергосбыт». А координирующего предприятия, которое бы следило за всеми энергокомпаниями, нет. Все сложности ложатся на плечи краевой или городской администрации. А между тем одним из первых решений по реформированию системы электроэнергетики страны было создание единой холдинговой компании, которая бы взяла на себя руководство. А у нас получилось как обычно — делали-делали, а самую главную организацию забыли создать.

11 июля Холдинг МРСК и ФСК ЕЭС подписали договор, согласно которому ФСК получает в управление холдинг межрегиональных распределительных сетевых компаний.

— Это очень правильное решение. В Алтайском крае это будет выглядеть как слияние Западно-Сибирского предприятия МЭС Сибири и МРСК Сибири. Если произойдет авария на сетях 110 или 220 киловольт они уже не будут друг на друга перекладывать ответственность. Раньше же это и была одна организация. Сначала мы все раздробили, а теперь вновь начинаем объединять. Я считаю, что тот факт, что наши электростанции попали только в частные руки — это неправильно. Контроль над энергетикой все-таки должен оставаться в руках региональных властей и муниципалитетов, одним словом — в руках государства. Я еще в 90-е годы предлагал идеи, которые увидел в ФРГ. Согласно им ТЭЦ должны быть в собственности муниципалитетов. В Лейпциге уже в 2001 году в руках муниципальной компании было сосредоточено управление городским отоплением, газом, электроэнергией, водой и канализацией. А мы все частникам раздали. Почему СУЭК захватил энергетический рынок? Да потому что ему нужно сбывать тот уголь, который добывает угольная компания. А на каких условиях СУЭК поставляет уголь на барнаульские ТЭЦ, по какой цене — это вопрос интересный.

Как мы сейчас можем изменить сложившуюся ситуацию?

— В Новосибирске еще десять лет назад объединили все компании, которые занимались теплоэнергетикой. И сейчас уже можно сказать, что они от этого только выиграли. В Барнауле передачей тепла занимаются сразу три компании — МУП «Энергетик», «Алтайские коммунальные системы» и «Тепловые сети». В идеальном варианте для энергетики го¬рода было бы объединение их в одну организацию, чтобы, грубо говоря, вместо трех директоров был один. Наша экономика от этого только бы выиграла. Ошибки по реформированию энергетики не поздно исправлять, но очень трудно.

 

Курсовые работы по ТЭС | Турбины ТЭС и АЭС | Котельные установки

Дипломные работы по ТЭС

Читайте также:

Updated: 10.08.2012 — 17:58
Энергетика. ТЭС и АЭС © 2012 Использование материалов с сайта разрешается при наличии на него активной ссылки без тегов nofollow и noindex.
Adblock detector